Портал:Население/Свияжский уезд

Материал из Буинский уезд (Буинск, Байбулатово, Кайрево, Бурундуки) - генеалогические исследовании
Перейти к навигации Перейти к поиску
править 

Население Свияжского уезда

Карлинская подгородная казачья слобода или "Куралов городок" - одно из нескольких десятков военных поселений, возникших в середине XVII столетия при сооруженной в 1647- 1654 гг. Симбирско-Карсунской засечной черте. Считается, что "Куралов городок карлинских переведенцев" (так слободу именуют в старинных грамотах) существует с 1649 г., когда на левом берегу Свияги, недалеко от Симбирска, была поселена сотня конных казаков, переведенных к новому рубежу со старой Карлинской черты - той, что проходила по берегу реки Карла (ныне на территории республики Татарстан).

Кстати, кроме названной слободы, в XVII веке переселенцами с Карлинской черты в Симбирском крае было основано еще два поселения - Карлинское на реке Гуща (ныне в Майнском районе) и Карлинское на реке Урень (ныне с. Урено-Карлинское Карсунского района). В 1652-1654 гг. на средства "карлинских казаков Куралова городка" в слободе была построена первая деревянная церковь, освященная во имя Архангела Михаила. Считается, что этот храм просуществовал до 1767 г., когда его из-за ветхости заменили новой деревянной церковью. Согласно клировым ведомостям, этот второй деревянный храм простоял в Карлинской слободе с 1767 г. до начала XX века - более 130 лет.

В Свияжском уезде к середине XVII в. большинство татарских помещиков из служилых татар не имело зависимых людей. На другом полюсе находились мурзы и князья. Так, у князя Бибарса Ишеева в селе Ишкаево имелось 24 крестьянских двора. У князя Бориса Енбарсова сына Ишеева в с. Ишеево насчитывалось 19 крестьянских дворов с 60 душами. Во владении Иваная Байбековича Енгалычева под д. Едигерево и в с. Архангельское (Татарское Бурнашево) находилось 14 крестьянских дворов (57 душ) и три бобыльских двора. Не отставали от мурз и князей известные служилые семьи Баишевых, Караевых и Янайдаровых.

К этому же времени (1646 г.) в Казанском уезде было 619 дворов служилых татар-помещиков. Из них 449 человек (72,3%) не имели крестьян и бобылей. Лишь у 20 с небольшим татарских помещиков были более или менее значительные поместья. Достаточно обеспеченными были крепостными крестьянами касимовские служилые татары. В 1620-е гг. даже у имевших оклады в 50-60 четвертей имелось зависимое население. Так, у Тенебекова Боубека и Янбулатова Якшикея в с. Тарбеево на дворах имелись «русские люди». Во владении Алмакая мурзы князя Алышева в д. Куземкино имелось восемь крестьянских и бобыльских дворов.

Сущим бедствием для татарских помещиков становилось массовое бегство зависимого населения. В том же Свияжском уезде в 1640-е гг. в с. Кирланга пустые крестьянские или бобыльские дворы отмечены у Алишева Кангилды (один двор), Девлекея Девлеткильдеева сына Караева (три двора). От Досая Аишева сына Баишева сбежали три крестьянских семейства. Карамышев Мамыш из д. Четаево недосчитался сразу шести крестьянских дворов. Многие крестьянские семейства в поисках вольной жизни уходили в казаки. Так, в полковые казаки в Карлинской слободе ушло сразу четыре крестьянских двора от Уразбахты мурзы Сунчалеева (деревня Бурнашева на диком поле у Булинских ворот, что была наперед сего пустошь Кильдики), одного домохозяина также ушедшего в казаки недосчитался князь Бибарс Ишеев (деревня Кищага на диком поле, за старою свияжскою засекою на речке на Кищаге). В силу различных причин, в т.ч. за вины (неучастие в военных походах и т.д.) часть крестьянских дворов татарских помещиков оказалась отписанной на государя. Среди потерпевших значатся имена Баишева Девлетбахты (Петейка), Емикеева Акбулата.

Законодательная деятельность русского правительства в первой четверти XVIII в., направленная против татарской феодальной верхушки, вынуждала татарских помещиков избавляться как от крепостного населения, так и от своих владений. 9 августа 1733 г. служилые мурзы Яушевы из деревень Кушер и Менгер Алацкой дороги продали переводчику государственной коллегии иностранных дел Мамету Мамешеву сыну Тевкелеву, принадлежавшую им Болынетерсинскую волость «з деревнями, з дворовыми людьми и со крестьяны» за 3000 рублей. Своеобразным товаром стали и беглые крестьяне. Многие татарские феодалы начали практиковать выдачу отпускных писем своим крепостным крестьянам. Таким образом, получил волю в 1734 г. беглый крепостной крестьянин д. Кушер Алацкой дороги Казанского уезда Бекмет Бакшандин с семьей. Его владелец мурза Маметкул Субаев сын Яушев получил при этом от Б. Бакшандина 30 рублей. Такого же рода грамота была выдана беглому крестьянину Надыру Маметову в 1704 г. казанским мурзой Мукаем Айтовым сыном Байкеевым. Продавали и беглых крестьян другим владельцам. Те же служилые мурзы Яушевы из д. Старый Менгер Казанского уезда продали в 1733 г. своих беглых крестьян (трех человек) М.М. Тевкелеву.